ПРЕДЧУВСТВИЕ КАТАСТРОФЫ в произведениях П. Пикассо, М. Шагала и С. Дали 30-40 гг. ХХ века. — Ирина Уманская

Пабло Пикассо, Марк Шагал, Сальватор Дали – Титаны эпохи авангарда ХХ века – прожили долгие, почти столетние жизни. Франция стала второй Родиной для испанцев Пикассо и Дали и эмигранта из Советского Союза – Шагала. Франция возвела этих художников на пьедестал творческого Олимпа, где они пребывали почти полвека. В начале 30-х Пикассо был уже знаменит, Шагал – известен, а Дали только начинал свой творческий взлет. Их пути шли параллельно, почти не пересекаясь…

ПРЕДЧУВСТВИЕ КАТАСТРОФЫ в произведениях П. Пикассо, М. Шагала и С. Дали 30-40 гг. ХХ века. — Ирина Уманская

Дневники русского авангарда – от рассвета до заката — О здоровье, искусстве и хобби

У русского авангарда – и его самого яркого явления супрематизма – блистательная и трагическая судьба. Он перевернул всю историю, заставил переосмыслить критерии оценки искусства и само понятие. Но просуществовал недолго, хотя спустя десятилетия восстал из пепла, как птица Феникс. Русский авангард – одно из главных достояний русской культуры, его влияние на искусство ощутило и сегодня. […]

Дневники русского авангарда – от рассвета до заката — О здоровье, искусстве и хобби

СОЗДАНИЕ ГОСПОДА БОГА: МОЗГ, ИЗЛУЧЕНИЕ И… — PSTRV

Есть такой австралийский учёный с мировым именем, нейробиолог Майкл Персинджер, отметившийся десятками фундаментальных исследований о деятельности мозга. В 2009 году он совершенно нечаянно создал прибор, названный прессой — «Шлемом Бога». Каждый третий испытуемых из пяти… надев странное приспособление профессора, потом делился яркими картинками религиозного характера. Сам Персинджер крайне неохотно комментировал итоги экспериментов, был очень смущён, […]

СОЗДАНИЕ ГОСПОДА БОГА: МОЗГ, ИЗЛУЧЕНИЕ И… — PSTRV

«Я рассматриваю любую ситуацию как возможный зазор для создания искусства»

Screamsilence. Крики тишины.

Энццо Баррена (Enzzo Barrena), о котором я сегодня решила поговорить, совершенно случайно наткнувшись на просторах нашей бескрайней Ойкумены-интернета на его старую работу, считается не то мексиканским, не то перуанским цифровым художником.

Родился, вырос и получил образование он в Лиме, Перу. Потом уехал в Мексику, чтобы жениться, и это дало право мексиканцам причислить его к своим. Хотя, на мой взгляд, это несправедливо. У мексиканцев и так полно крупных художников – один Диего Ривера с Фридой Калло чего стоят! Да еще Диего сделал мексиканской художницей свою очередную жену Ангелину Белову из Питера. А Альфаро Сикейрос? А Анхель Саррага? А Роберто Монтенегро? Все они мексиканское достояние.

Мексиканцами стали и еще 2 русских художника, уже современных – Владимир Кибальчич и Леонид Афремов (самый продаваемый современный художник-импрессионист). Первый уехал, как политический беженец, а Афремов по велению души… По велению души и по политическим мотивам уехала и Леонора Карригтон, однако, заметьте, она как была английской художницей, так ею и осталась. Англичание не разбрасываются художниками по всему миру!

К чему я веду? К тому, что мексиканских художников много, а вот перуанских мало. Ну Диего Киспе Тито и иже с ним из школы Куско (17 век, однако!), ну пинаповский Варгас, так он американским считается. Ну и пара-тройка акварелистов и иллюстраторов. Так сказать, мексиканские муралисты vs  перуанских маньеристов.

Так что пусть уж Баррена будет перуанским сюрреалистом (вы не против?), тем более, что сейчас он снова живёт и работает как фрилансер в Истапалапа, в Перу.

Несмотря на то, что по образованию он графический дизайнер (и до сих пор делает логотипы на заказ),  но свой путь он начинал, как фотограф. Традиционно вполне. Энццо оттачивал навыки, работая на свадьбах и делая портреты (тоже традиционно) , сначала как независимый фотохудожник, затем сотрудничал с фотостудиями (в том числе, и в свадебном бизнесе).  Естественно, он имел дело и использовал при обработке фотографий инструменты компьютерного дизайна, такие как Photoshop, Illustrator и т. д. Ведь свадебные фотографии это не просто так, а память на всю жизнь! Ну, если повезет в браке…. Значит память должна быть прекрасной, даже где-то гламурной. Как писал Пушкин, мы «украшаем невозвратимое минувшее всеми цветами своего воображения» …

 Работа по компьютерной обработке фото и подтолкнула Энццо превратить работу с фотографией и цифровой живописью из хобби в профессию. Вот так всё и началось.

Как художник со временем он приобрел известность, прежде всего потому, что отличался «лица необщим выраженьем». Тематика его работ разнообразна, но прежде всего это внутренний эмоциональный мир человека в драматических обстоятельствах.

Что привлекает в его работах? То, что каждый может найти в них что-то своё. Кого-то привлечет универсальность за воспринимаемым образом (рождение человечества, женщины как источник жизни и т. д.). Но, на мой взгляд, эта универсальность несколько вредит художнику, поскольку толкает на создание работ, чем-то неуловимо похожих на работы многих других «цифровиков».

The Dream Of The Elephants. Сон слонов.

Dark embrace. Темные объятия

Alter-Mechanism. Альтер-Механизм

Contact. Контакт

Coretree. Основное дерево

Dunes. Дюны.

El trinar del silencio. Трель тишины.

Другое дело — фантасмагорический характер главного героя или героини. Да, это несомненно, влияние работ сюрреалистов и пост-сюрреалистов, в которых мир — это не то, что мы воспринимаем, а скорее то, что мы не видим, и где пустые глубокие пространства отражают глубину подсознания. А в подсознании чего только нет!

Prelude to a Desire. Прелюдия к желанию

The White Flutter. Белый трепет.

Ziclica.

Metamorphia. Метаморфия

Однажды я встретила определение творчества Энццо, как «висцеральное», и поразилась глубине определения! «Висцеральный» — это прилагательное, которое относится к тому, что принадлежит или относится к внутренностям (в общем, медицинский термин). Но это не потому, что у него во многих работах есть изображения обнаженных внутренних органов или разрезов на телах, делающих видимыми внутренности человека. Висцеральность еще тесно связана с очень интенсивной эмоциональной реакцией, которая происходит из глубины человека (отсюда и эта деноминация). Это то, чего субъект почти не может избежать, поскольку он «воплощено в его внутренностях» и уходит в разум или логику. Или в подсознание.

Висцеральные реакции обычно протекают без какого-либо фильтра или контроля. Вот почему принято ассоциировать их с насилием или взрывом. И люди склонные к спонтанным вспышкам гнева, либо личности, просто склонные к чрезвычайной искренности, избегают таких моделей поведения, которые общество не ожидает и не приветствует.

Captive Thorns. Плененные шипы

Faceoff. Противостояние

Pain Inside. Боль внутри

Vortex. Вихрь

Drowned. Утонувшая.

Broken Flower. Сломанный цветок

Voodoo scketch. Эскиз вуду

My Unique Point of View. Моя уникальная точка зрения

В целом мы обучены сохранять эту степень открытости только на определенные, очень интимные моменты. Чтобы переходить изо дня в день, проживать свою жизнь среди других, люди, которых считают нормальными, должны использовать неискренность и ложь, чтобы избежать причинения того или иного вреда окружающим (морального, психологического). Мы запрограммированы на то, чтобы оставить искренность в качестве последнего средства, носить маски.

Desolation. Запустение

Slavesilence. Рабское молчание.

Shell. Раковина

Pertenencia. Членство

Мoral 6. Мораль 6

The walking. Прогулка

Headache. Головная боль

Scream Dream. Кричащий сон

Sacrifice of the Crows. Жертва ворон

Cautive. Пленение

Sistole- Diastole. Систола-диастола.

360

Нормальный человек боится висцеральных реакций, потому что он связывает их с насилием —  запретным предметом, несмотря на то, что оно является самой характерной чертой нашего вида: мы убиваем животных абсолютно неестественным образом, чтобы есть их, мы объявляем войны другим странам, стремясь понять самих себя через то, что якобы отличает нас от остальных живых существ, мы без разбора рубим деревья, чтобы увековечить нашу мудрость … Мы делаем все это постоянно… И при этом боимся проявления истинных живых эмоций? Мы уничтожаем живое в себе также безжалостно, как уничтожаем природу.

Second. Еще один

Pollution. Загрязнение

Resilience. Устойчивость.

Skin bonsai. Бонсай из кожи

The Only Earth. Единственная земля

Tree. Дерево

Было бы интересно исключить все наши фильтры, которые действительно отделяют нас от остальных животных, что мешает нам говорить нашему соседу, что он нам не нравится и что мы не хотим с ним разговаривать, причина, по которой мы терпим дурное обращение со стороны многих других людей в течение дня, приводящее нас к стрессу и истощению… Если бы мы могли сломать эти стены, висцеральные реакции стали бы нормой.

Если термин «висцеральный» относится к нашим физическим органам (сердцу, мозгу), из которых мы состоим, почему бы не быть висцеральным эмоциям, которые тоже в нас, но скрыты завесой лжи и лицемерия?

Энццо в своем творчестве как раз и пытается убрать эти завесы, обнажить суть, во всей ее порой жестокой неприглядности. Неприглядности отнюдь не эстетической! Тут как раз всё на высоте. А в том смысле, что зрителю бывает неуютно и неприятно ощущать эту искренность, как было бы                           неприятно получить честную реакцию вместо искусно завуалированной и спрятанной за стенами приличий и ложных норм, буквально увидеть кровоточащее сердце… И в этом его «фишка».

Баррена удается привлечь внимание зрителей своим неповторимым искусством. Он затрагивает и вдохновляет поклонников своего творчества в Японии, Индии, России, Польше, Франции, Индонезии, Турции и др.

Поднимаемые его работах темы, как правило, легко воспринимаются международной аудиторией, потому что одиночество, печаль, горе, любовь и страдания выходят за границы конкретной культуры и языка. Мастерски используя подходящие для выражения эмоций цветовые схемы и узнаваемый «язык тела» своих персонажей, Баррена размышляет о человеке, устанавливая глубокую связь со своим зрителем. Он пытается заставить зрителя почувствовать себя отождествленным с тем, что он наблюдает на картине.

Часто встречаются в его работах темы смерти, умирания, грядущего апокалипсиса.

Love Dead. Умершая любовь

Hold death. Держи смерть

Memorial. Мемориал

Echophagia. Экофагия

Apocalyptica

Agrietada.Трещины

Skydead. Небо мертво

Иногда Энццо пытается делать и традиционные живописные работы, но они, на мой взгляд, неубедительны и явно не дотягивают в мастерстве, которое присутствует в привычном его творчестве. Однако, это свидетельствует о том, что художник постоянно находится в поиске путей выражения того, что для него является важным, и что он любым способом пытается донести до нас.

Сам художник говорит так: «Я с детства думал о способе самовыражения, с помощью которого я смог бы показать мои идеи, мечты, свою точку зрения по некоторым вопросам, которые тревожат меня. И после долгих поисков я нашел его. Я думаю, что в наше время искусство потеряло связь со зрителем в плане эмоций. Я хочу, чтобы, смотря на мои произведения, люди чувствовали, переживали, находили что-то новое. Все мое искусство является поиском ответов на извечные вопросы: кто я? что я здесь делаю? почему это мир? и т.п.

Что касается моего «стиля», то я не могу охарактеризовать его точно, многие говорили мне, что это сюрреализм, но я не стремлюсь ставить штампы, в любом случае, я создаю собственную «реальность», в которой происходит сплетение чувств и образов. Вдохновение приходит из опыта жизни. Я стараюсь увидеть красоту во многих отношениях, не только в поверхностном аспекте. Я считаю, то красота это состояние ума — уродливое может быть красивым и наоборот».

Сюрреализм как метод самораскрытия внутренней жизни художника позволяет наблюдать воочию все больные и кровоточащие чувства, поскольку мы все привыкли к тому, что сюрреальность – это реальность снов и фантазий, а значит ее почти что и нет «на самом деле». А она есть. Ведь реальность не одна, есть бесчисленное число реальностей! И реальность Энццо Баррена одна из них…

В мире Энццо зритель попадает в другое измерение, в мир, где общие идентифицируемые объекты искажены, вырваны из своего первоначального контекста и сопоставлены с другими объектами в неожиданных сочетаниях. И этим порождается совершенно новый смысл. Это новое значение и есть Реальность Энццо.

Однако при всей весьма серьезной и не слишком веселой тематике работ, надежда художника на то, что выход есть, не умирает, и Энццо демонстрирует это нам наглядно…

Elevation. Высота

Hope. Надежда

Natural Resource. Природный ресурс.

The Gift. Подарок

The Initial Flight. Первый полет.

The Ride. Поездка.

My Books and my Dog. Мои книги и моя собака

В земные страсти вовлеченный,

я знаю, что из тьмы на свет

однажды выйдет ангел черный

и крикнет, что спасенья нет.

Но простодушный и несмелый,

прекрасный, как благая весть,

идущий следом ангел белый

прошепчет, что надежда есть.

(Булат Окуджава)

Флаги развеваются на ветру…

Forest of Liars

Вы замечали? Осенний лес становится очень звучным, у него совершенно меняется акустика. Любые звуки уже не приглушаются тяжелыми массами листвы и разносятся далеко и вольно по полупустым коридорам просек и залам полян. Звуки как бы приближаются к земле, не существуя где-то там наверху, над кронами, в окружении ветров и облаков. Они деловито спускаются вниз и затеивают свои игры среди стволов и веток, то бесшабашно разбрасывая листву по полупустым пространствам, то прибивая ее к «берегам» вроде оснований больших и старых деревьев или островкам густых и острых, как ряды воинов с пиками, зарослей кустарников.

 Сами звуки становятся «суше», без этой «маслянистости и тяжести» от мясистости листовых пластин, «влажности и сочности» молодых побегов. Звуки теряют телесность и становятся существами эфирными и какими-то несерьёзными, почти ненастоящими. Православная церковь, жаркая и тесная, заполненная басистыми раскатами поющего батюшки, и прохладная пустота и хрустальность органа католического собора…

Сухие ветки «стреляют» под ногами, и ты идешь в этом «фейерверке» звуков, среди колоннады деревьев, ощущая себя огромной и неуклюжей, как неловкий вельможа в толпе прелестных фрейлин, беспрестанно наступая на шлейфы их бальных платьев. Но даже, если днем тепло и солнечно, в воздухе разлит «ментоловый» холодок приближающегося зябкого вечера, а может и первые вздохи зимы.

Пробираясь по лесу, прислушиваясь к этим «осенним» звукам, обоняя горечь прелой листвы, и почти ощущая вкус этой горечи на языке, вдруг становится как-то неуютно на душе – ощущение конечности, завершения, ухода…

Внезапно лес исчезает. Обрывается и перестает быть. За спиной стоит последнее дерево этого леса. Кружится голова… Эти дали и дали, это небо и небо, эти краски, этот ветер, этот простор… Нет! Это не уход, не конец… Это целая жизнь лежит перед тобой, хвастаясь своими радостями, игриво поводя плечами будущих невероятных приключений, трубя в медные инструменты о грядущих битвах и победах, флаги развеваются на ветру, фыркают кони и вот ты уже садишься в седло и…

Список Художников по Диагонали

ABOUT PAINTING BLOG

Для завершения главы нужен список жанровых художников. Хотя так ли уж нужен вам? Запоминать череду имен всегда бесполезно, да и в энциклопедиях уже есть, легко найти. Пусть лучше будет несколько коротких рассказов, а монографию никто и не обещал.

1.
Стандартный набор основоположников голландской жанровой живописи – Давид Винкбонс (David Vinckboons 1576-1631/1633), Эсайас ван де Велде (Esaias van de Velde 1587-1630), Виллем Бейтевех (Willem Buytewech 1591/1592-1624), Дирк Халс (Dirck Hals 1591-1656). Они из третьего ряда голландского искусства (то есть первый это Рембрандт, следом Рейсдал/Терборх, а дальше уже наши герои.) Помнят их… нуууу, те, у кого тема магистерской связана с живописью Голландии, их помнят.

Примером ранних жанровых сцен будут веселые, элегантные компании, радующиеся жизни на свежем воздухе. Но сначала фламандская картина, написанная чуть раньше. Дело в том, что вся эта галантность, эти пирушки и пикники не были чем-то исключительно голландским. Покупатели повсюду хотели такие картины и в Антверпене их писали еще…

View original post ещё 2 269 слов

Голландские Пейзажи или Однообразность

ABOUT PAINTING BLOG

Голландские пейзажи однообразны. Рассказывая о живописи Золотого века, из смутной массы таких работ стараются выделить отдельные имена и шедевры и придать им смысл. Монотонность гримируют объяснениями в стиле «уникальное соединение голландских дюн слева и итальянских гор справа», оптимистически пытаются объяснить, чем каждый автор по-своему замечателен, чем лесная опушка одного ван де Велде отличается от опушки другого ван де Велде. Увы, не отличается. Не надо повсюду находить хорошее и делать вид, что в истории искусств обитают только гении и мамонты. Не только. Но зато на примере тьмы однотипных работ можно понять, чего в 17 веке от живописи ждали, какую красоту желали у себя на стенах, а за что платить не хотели.

Они не хотели дома ничего большого и помпезного, не требовали от искусства оригинального, зато маленькое, стандартное и ненавязчивое украшение подходило им лучше всего! Вешать в спальне подробное усекновение головы Иоанна Крестителя с блюдом, кровью, фигурами приспешников, Иродом и пиром это…

View original post ещё 1 888 слов

Голландский Пейзаж (начало)

ABOUT PAINTING BLOG

Рассказ про ничто

Сначала надо про неизвестное. Никому неизвестное! Ранняя голландская живопись дело темное, слишком много художников мы знаем лишь по именам, а картин-то и нет. Описывая уцелевшие холсты и панели (остатки большого и исчезнувшего целого), рассказчики делают вид, что крепко схватили, запомнили и поняли ВСЁ голландское искусство. Увы – лишь малую его часть! Так что в главе о начале пейзажа надо, прежде всего, вспомнить исчезнувшее и больше не существующее. Показать пустоту и ничто.

Сначала надо про неизвестное. Никому неизвестное! Ранняя голландская живопись дело темное, слишком много художников мы знаем лишь по именам, а картин-то и нет. Описывая уцелевшие холсты и панели (остатки большого и исчезнувшего целого), рассказчики делают вид, что крепко схватили, запомнили и поняли ВСЁ голландское искусство. Увы – лишь малую его часть! Так что в главе о начале пейзажа надо, прежде всего, вспомнить исчезнувшее и больше не существующее. Показать пустоту и ничто.

Вот случайно выбранные мастера (из…

View original post ещё 2 741 слово

Про Первых Классиков Голландского Пейзажа и Немного про Вообще

ABOUT PAINTING BLOG

Эта заметка не столько о начале голландской пейзажной школы, сколько о том, как историки искусства пишут про картины.

Немного об истории искусств вообще

Теперешнее представление о мире упирается носом в знаменитостей: в актеров, в миллиардеров, революционеров, в членов английской (не голландской же!) королевской семьи, в рембрандтов, шекспиров, наполеонов. Это ведет к особой манере рассказа, где действуют герои, провидцы и борцы (со всем плохим), сознательно (!) строящие тот (прекрасный) мир, в котором мы живем. Любому делу полагается пророк, а тому – апостолы и ученики, создающие среду, где потом рождаются новые и спешащие к нам мессии и гении, чтобы внести дальнейшие улучшения. Что ж… схема как схема. Не лучше и не хуже прочих.

Образ гения-одиночки, который всегда против течения (и тут я уже о живописи), пришел из романтизма. И это понятно: полноценным искусством (где важно, какой именно гений написал пейзаж, натюрморт, портрет) живопись стала лишь в конце 18-го и в 19 веке…

View original post ещё 2 393 слова